Взгляд в далекое прошлое.

Как уже говорилось, на основе полученных в лабораторных экспериментах знаний о гравитации, атомах и ядрах атомов мы можем рассчитать жизненный цикл Солнца и других звезд.

Теперь ученые начинают рассматривать макроскопические свойства целых галактик. Звезды в нашем Млечном Пути и в Туманности Андромеды вращаются в диске таким образом, который Ньютона понял бы без особого труда. Но галактикам при этом присуща сложная «погода», которая смещает межзвездный газ и использует его в последующих поколениях звезд — именно так из первичного водорода образуются атомы элементов периодической таблицы.

В своей классической книге Galactic Dynamics Джеймс Бинни и Скотт Тремэйн выдвигают изящный тезис о том, что галактики для астрономии являются тем же, чем экосистемы — для биологии. Атомы, из которых мы состоим, образовались в нашей Галактике, но некоторые из них происходят из других галактик. Но откуда же появился первичный водород? И почему существуют галактики? Почему наша Вселенная состоит из этих скоплений газа и звезд поперечником в десятки тысяч световых лет каждое? Для ответа на эти вопросы нужно вернуться к тому, что происходило в первые минуты истории космоса.

Так же, как геологи определяют климатические условия разных периодов, просверливая слой за слоем антарктический лед, астрономы выводят историю нашей галактики, изучая и пытаясь датировать различные популяции звезд внутри нее. Но у астрономов есть преимущество пе¬ред геологами: они могут совершенно четко увидеть далекое прошлое, рассматривая галактики настолько далекие, что их свет был испущен миллиарды лет назад.